Ташлыкова М.Б.

"Невыносимая легкость бытия" в свете языковых данных

Одной из ярких особенностей русского мировидения, отраженной в языке, является представление о времени, определенном его периоде, жизни человека в целом как о феномене, подлежащем «взвешиванию» на неких внутренних весах, ср.: Вспоминается мне невольно и беспрерывно весь этот тяжелый, последний год моей жизни ( Ф.Достоевский ); Так прошел час-другой, и тяжелый день тихо сгорел перед ее глазами ( Н.Лесков ) Этому самому веселому из русских бардов досталась нормальная жизнь русского поэта — тяжелая жизнь , три последних года которой были почти сплошь черными (Огонек); А пока жизнь шла не совсем настоящая, жизнь в ожидании, жизнь на чемоданах, небрежная, легкая — с кучей хлама в коридоре, с полуночными гостями ( Т.Толстая ) Спутники Бендера смотрели на него с уважением. Их приводила в восторг открывшаяся перед ними легкая жизнь ( И . Ильф и Е.Петров ).

Наряду с параметрическими прилагательными Тяжелый и Легкий в качестве единиц измерения могут выступать их синтаксические дериваты: Он бы должен был понять всю тяжесть этой жизни моей здесь, в Москве ( Л.Толстой ) Главнокомандующий адмирал Н. Г. Кузнецов, вынесший всю тяжесть военного времени и сталинского периода, был заменен адмиралом С. Г. Горшковым ( Огонек ).

Задача настоящего исследования — охарактеризовать семантическую специфику указанных лексем и определить их место в смысловой структуре соответствующих полисемантов.

Обнаруженные закономерности можно продемонстрировать на примере отвлеченного имени Тяжесть .

Производство nomen qualitatis от параметрического прилагательного Тяжелый обнаруживает известную избирательность: мотивационно актуальными являются 6 лексем из 14. При этом отдельный интерес представляет дистрибуция значений существительного.

Анализ сочетаемости показывает, что любая Тяжесть мыслится как воспринимаемая органами чувств: ощущают, чувствуют, испытывают в равной мере тяжесть мешка, работы, проблемы, преступления, жизни, объяснения, состояния и т.п.

Остальные лексемы существительного находятся в отношениях дополнительного распределения: Тяжесть 1  («вес, превышающий норму») каузирует деформацию, способную привести к нарушению целостности объекта или его естественного положения в пространстве; Тяжесть 5-6 («приложение усилий, превышающее норму») осмысляется как перемещаемый объект; Тяжесть 7  («мера опасности действия, состояния, ситуации, превышающая норму») требует ментальной обработки; Тяжесть 9-10 («крайне [= больше нормы] негативное душевное состояние») зарождается и исчезает.

Сопоставление с адъективными словосочетаниями типа Тяжелый Х , показывает, что, формируясь на базе значений производящего прилагательного, деадъектив может сохранять его параметрическую составляющую, в отдельных случаях модифицируя ее и расставляя новые смысловые акценты. Так, количественная составляющая «превышающий среднюю норму усилий, связанных с деятельностью такого рода или существованием в такой ситуации» ( тяжесть работы, социального кризиса, налогов, ответственности ) преобразуется в качественную: «обладающий такими свойствами, которые требуют от объекта превышающих среднюю норму усилий, связанных с деятельностью или существованием в такой ситуации» ( тяжесть жизни, военного периода, этого момента ).

Важно, что в ряде случаев nomen qualitatis оказывается оптимальным и / или единственным способом выражения данного признака как характерной черты того или иного объекта / действия / состояния.

Все употребления демонстрируют особую функциональную значимость отадъективного существительного, «разъединяющего» предмет и признак и выдвигающего признак в коммуникативный фокус высказывания.