Л. Ф. Шевченко

К вопросу о внесистемных написаниях в современной русской орфографии

Русское правописание прошло долгий и долгий путь развития, позаимствовав азбуку, созданную на южнославянской фонетической основе, и приспособив эту азбуку «к живому древнерусскому языку в конце Х в.» [Григорьева 2004: 8]. Со временем оно превратилось в «самодостаточную знаковую систему» [Кузьмина 1981: 3], характеризующуюся такими основными признаками, как буквенно-звуковой тип письма и фономорфемный принцип орфографии.

Несмотря на то что в целом русская орфография представляет достаточно стройную систему, тесно связанную не только с фонетическим строем, но и с морфологической структурой слова (что выгодно отличает нашу орфографию от некоторых западноевропейских, например, от английской), в русском правописании за века исторического развития накопилось немало фактов, нарушающих сложившуюся систему письма.

Орфографическая внесистемность, выраженная в графических вариантах, встречается практически на всех участках современного русского письма: в правилах о приставках на - З / - С , в корнях слов с меной букв А О, Е И , в удвоении букв для псевдодолгих согласных ( баллон балюстрада, аллея галерея, режиссер продюсер ), в нарушении буквенного тождества производных и исходных слов ( кристалл – кристальный, финн – финка, оперетта – оперетка ), в графических алогизмах при использовании букв Е ( тест, темп, кафе ), О ( бульон, синьор, каньон ), в слитных, дефисных, раздельных написаниях в правописании сложных слов и т.д.

Обратимся к орфограммам буквенного типа, которые открыли «предназначенный для унификации способ обозначения на письме фонемного состава слов и словных морфов» [Мейеров 1988: 5].

Остановимся прежде всего на так называемых непроверяемых написаниях, которые вслед за А.И.Моисеевым выделил и включил в трехкомпонентную (проверяемые – беспроверочные – непроверяемые написания) классификацию иркутский лингвист В.Ф.Мейеров.

Проверяемость – беспроверочность – непроверяемость – это граница подтипов орфограмм при обозначении звуков в слабых позициях. Если проверяемые (одна и та же буква передает позиционные изменения фонемы внутри морфемы и выбирается по сильной позиции звука в опорном слове) и беспроверочные написания (нет опорного слова, условную фонему подсказывает нормативная буква в словарной фиксации) сохраняют буквенное тождество морфем, повторяющееся во всех родственных словах, то непроверяемые написания – это участок антисистемного письма, так как непроверяемые написания создают принципиально иную орфографическую ситуацию: избираемый знак нарушает буквенное тождество морфемы, что противоречит исходной для современного русского письма установке на унификацию графического облика слова.

К непроверяемым относятся написания корней с меной букв (фонетически и семантически одинаковые корни оформляются по-разному: соберу собирать, касаться коснуться и т.д.), которые в школе изучаются как корни с «чередующимися гласными», хотя если и можно говорить о чередовании в этом случае, то только фонемном ( подстилка стелет, поклон кланяться ). Еще А.М.Пешковский заметил, что «эти двоякоопределяемые написания ( скакать при скок и вскачь ) являются самыми зловредными из всего, что есть в нашем правописании. Подсчеты ошибок показывают, что это одно и самых «узких мест» нашего правописания» [Пешковский 1930: 3]. Так же оценивается правописание приставок на - З / -С ( бесполезный, бездарный , хотя безрадостный ), окончание - И у существительных с основой на -иj ( Ксении, об армии, о гении , хотя в земле, о земле, о коне ), окончание - ЫЙ / -ИЙ слов адъективного типа склонения ( новый , хотя пустой) и др. Принцип написания – традиционный, а причиной мены букв являются языковые процессы, действовавшие в прошлом.

Непроверяемые написания – далеко не единственный случай внесистемного распределения графем в области орфограмм буквенного типа. Так, например, несистемно решена проблема обозначения гласных при нейтрализации графической функции букв после шипящих и [ц], порождающего типологически особый класс орфограмм. Общеизвестно, что русский алфавит не способен полностью обозначить фонемное поле: нет простых знаков для пятнадцати парно-мягких согласных, для двойных согласных, для <j> в сильной позиции. Графика использует особые микросистемы из буквосочетаний для восполнения пробелов в алфавите. В них буквы выполняют графическую функцию: несут дополнительную информацию. Так, в частности, решается проблема обозначения твердости-мягкости ( рад ряд, нос нес, лук люк, мэр мер, мыл мил ). При обозначении гласных после шипящих и [ц] графическая функция букв нейтрализуется, т.к. после Ж, Ш, Ч, Щ, Ц сигнал о качестве предшествующего согласного системно избыточен и буквы для гласных становятся парными знаками. Так появляются «графические орфограммы» (термин Л.В.Щербы). Действующие орфографические правила, направленные на решение вопроса о графических орфограммах, неоднородны. В одних сочетаниях буква избирается по звуку, адекватному фонеме, без учета места звука в морфеме: чаща – плаща, жизнь – рыжий, чудо – речушка – плачу . Подобные буквосочетания оцениваются как невариантные, а принцип выбора главного знака – как фонематический: избираемый знак обозначает фонему в максимально сильной позиции. К сожалению, в ряде других написаний после шипящих и [ц] параллельно с нормативным главным знаком фонемы допускается и его оппонент – маркированный знак, также используемый на положении нормативного. Объектом письма в этом случае становится вариантные (альтернативные) буквосочетания: ЖУ/Ю, ШУ/Ю, ЦЫ/И, ЖО/Е, ШО/Е, ЧО/Е, ЩО/Е ( брошюра – шут, парашют – шуба, жюри – жури, акция – огурцы – птицын, желтый – джонка, шорох – шепот, черный – анчоусы, щетка – Щорс ).

Существование на одном участке письма двух типов буквосочетаний с разными критериями выбора нормативного знака значительно осложняет положение пишущего. На наш взгляд, все вариантные буквосочетания, допускающие нормативную мену парных знаков, – это графические алогизмы (за исключением буквосочетаний ЩЮ, ЖЮ, ЦЮ, ЦЯ, ШЯ в заимствованных словах, где они обозначают «нерусскую» мягкость согласных звуков: монтежю, амбащюр, Цюрих и др.), антисистемные написания, от которых письмо должно постепенно освобождаться, т.к. назначение орфографии – служить удобным средством письменного общения, а колебания и графический разнобой усложняют эту социальную задачу. Буквосочетания же с главным знаком гласной фонемы – это основной путь развития современного письма, это системные написание, что и отмечалось в проекте орфографической реформы 1964 года. В этом же ключе решался вопрос о новом написании слов * парашут, * брошура Орфографической комиссией под руководством В.В.Лопатина.

Таким образом, анализ даже отдельных фактов внесистемных написаний на некоторых участках письма свидетельствует о том, что назрела насущная необходимость устранения хотя бы части подобных написаний, что современная орфография нуждается если не в радикальном изменении, то в поэтапном устранении всех написаний, не соответствующих сложившейся системе правописания и не способствующих унификации письма.

ЛИТЕРАТУРА