Л.И.Рябинина

К вопросу о параметрических характеристиках и их интенсификации

«Всех вещей мера человек».
Протагор

В современной лингвистике одной из наиболее актуальных задач является создание цельного описания смыслового строя русского языка. В связи с этим во многих научных трудах развивается концепция функциональной грамматики, основанная на понятиях семантической категории и функционально-семантического поля (А.В.Бондарко, Е.И.Шейгал и др.). В области антропоцентрического и функционального подходов к языку интересным представляется исследование категориальной сферы языка, рассмотрение категорий как феноменов, неразрывно связанных с человеком: с его мышлением, деятельностью и речью. В этой связи мы рассматриваем проблему разноуровневых единиц со значением меры (степени) признака, особо выделяя лексические единицы, а среди разнообразных средств выражения на уровне лексики - прилагательные и наречия, образованные от них, поскольку именно прилагательные - это по сути своей оценочные слова, более того, по мнению Шарля Балли , «любая категория оценочных слов ведет свое происхождение от прилагательных» [5: 271].

Язык, отражая действительность, отражает и предметы реального и воображаемого мира в их параметрических характеристиках; «измерив» объекты, человек оценивает их величины и свойства в «количественном» отношении, а затем переносит «количественные» характеристики на многие, на первый взгляд, неизмеримые величины ( большой камень - большие усилия, длинная нить - длинный день и т.п.)

Нас интересуют те свойства объектов, интенсивность проявления которых может быть измерена и выражена при помощи тех или иных количественных величин, то есть количественных параметров, таких как размеры, скорость и другие «признаки, значение которых может быть выражено некоторым специальным образом, а именно при помощи числовой величины... Параметр - это признак, принадлежащий к металексике » [13: 19]. Б.Ю.Городецкий уточняет понятие, сортируя параметрическую характеристику по семантическим гнездам типа «место», «время» и по синтаксическому признаку «способность служить несогласованным определением объекта» (в конструкциях типа «взрыв большой мощности») [11: 54]. Параметрическая информация может выражаться разными языковыми средствами: c уществительными - вес, длительность и др., глаголами - весить, стоить, продолжаться и др., синтаксическими конструкциями - длина пути, сила тяжести и др., параметрическими прилагательными - двухметровый, пятипроцентный и другими единицами параметрической лексики, представленной разными частями речи. Для исследования проблемы интенсификации мы не рассматриваем те параметры, которые имеют обязательное числовое значение ( десятиметровый забор, длина изделия - 10 см и т.п.)

Итак, параметрические характеристики можно вслед за J . Braun and R . Scha объединить в класс так называемых имен отношений ( relations nouns ) и применить к этому классу термин Э.Сепира « градуирование как количественную оценку меры (степени) качества по отношению к чему-либо». Если мы избираем предметом разговора слова со значением меры признака, то, естественно, это относится только к тому, что обладает «качеством», «количеством», «мерой» и имплицирует в себе «отношение» (по мнению А.В.Бондарко, это и есть главные понятия в разговоре о поле оценки).

Только тогда мы будем осознавать предмет «тяжелым», если одновременно представим «легкий», дорогу – «длинной», если знаем «короткую», дом «большим», если видели «маленький» и т.п. То есть фраза Протагора «Всех вещей мера человек» и направляет мысль на то, что, во-первых, именно параметры человека во многих случаях выступают как естественная норма различного типа градационных суждений («Так мы оцениваем размеры животных, соотнося их с нормальными размерами человеческого тела. Слоны, носороги, бегемоты - большие животные, потому что они больше человека, а зайцы, кошки, хомяки - маленькие животные, потому что они меньше человека» [4: 231]). Во-вторых, нельзя не учитывать, что норма для любого признака субъективна, ситуативно обусловлена, то есть релятивна , и объективизируется лишь в процессе человеческой деятельности, хотя при этом традиционна: несмотря на субъективность, в определенной мере устойчива, то есть позволяет выявить индивидуальную (персональную и обобщенно-социальную) интерпретацию на языковом и речевом уровнях реалий окружающей действительности. Следовательно, и норма ориентирована на различные параметры человека как биологического и социального существа, то есть в известном смысле абсолютна.

И хотя сама норма, по мнению Н.Д.Арутюновой [3: 9], соответствует срединной части градационной шкалы и имеет слабый выход в семантику, именно эта закономерность может быть названа принципом безымянности срединных концептов. Ю.Л.Воротников , исследуя категорию меры признака в смысловом строе языка, считает, что исходный смысл «мера признака» членится на смыслы «безотносительная» и «относительная» мера признака, на базе которых формируются частные смысловые категории «безотносительных и относительных степеней качества» (более высокий и очень высокий, самый длинный и чрезвычайно длинный). А в системе безотносительных степеней качества (имплицитно они выражают относительный характер меры качества и содержат отсылку к абсолютному компоненту их значения), по мнению ученого, выделяются степени интенсивности (высокая - средняя - низкая), степени достаточности (избыточная - достаточная - недостаточная) и степени полноты (полная - неполная), а в системе относительных степеней качества равная ( экватив ), сравнительная ( компаратив ) и превосходная ( суперлатив ); позитив же рассматривается как исходная форма относительных и безотносительных степеней качества.

Качество, понимаемое как качество-свойство, может быть отнесено к более или менее широкому кругу объектов, явлений, процессов и может проявляться с большей или меньшей интенсивностью, то есть характеризоваться той или иной мерой своего проявления. Поскольку мы выделили для анализа параметрические характеристики, то следует уточнить смысловое значение данного поля. Тексты на естественном языке содержат описание объектов реального или воображаемого мира и их свойств. Нас интересуют те свойства описываемых или представляемых объектов, интенсивность проявления которых может быть измерена и выражена при помощи тех или иных количественных величин, то есть количественных параметров, таких как размеры Совсем-совсем маленькая [трубочка], - сестра на пальце показала, какая маленькая, а этакую оказину повергла в бесчувствие» (В.Распутин). «Прорытый еще древними римлянами, очень широкий и просторный [ход], спускался он в глубину по довольно крутому склону» (Д.Мережковский). «...Около некрасивого, слишком большого носа выступали ранние морщины» (Д. Мережковский ). «Юлиан взглянул на худенького человека в непомерно длинном плаще...» - там же. «Ты когда-нибудь после очень долгой разлуки согревал свое сердце о милые руки?» ( В.Тушнова ), скорость, время Очень скоро мы с нею научились понимать друг друга...» (В.Распутин). «Нам двоим посвященная, очень краткая , очень долгая не по-зимнему черная, ночь туманная, волглая...» ( В.Тушнова ). «Редко - редко вспоминала Пашута свою молодость. Слишком далеко и нереально это было» (В.Распутин.) и т.д. C ледует отметить, что в речи значение параметра задано не точным, а приблизительным, оценочным способом («До дому было слишком близко , чтобы прогуляться, и мы мимо дома пошли на набережную» (В Распутин). «Ты мне в бесконечные ночи с улыбкою (благо темно!) твердил, что, конечно, на почте лежит телеграмма давно» ( В.Тушнова ). «Я очень быстро раскрыла ей свои секреты относительно снятой заблаговременно койки» (Л.Петрушевская). И именно анализ лексических средств выражения параметрической информации приводит к выводу, что процедура сравнения объектов играет важную роль при формировании самого понятия признак , то есть это «то, чем объекты могут отличаться один от другого». Не случайно Э.Сепир считает форму компаратива , отражающую эту процедуру, исходной по отношению к позитиву: большой или близкий нужно толковать при помощи больше или ближе [15: 43]. А.Вежбицкая уточняет круг прилагательных, для которых справедливо утверждение о примате компаратива , во всяком случае, в этот круг попадают количественные прилагательные длинный, редкий, тяжелый и т.п. У признака имеется так называемое множество допустимых значений, и это множество обязательно состоит более чем из одного элемента. Для имен признаков характерна варьируемость значений; признак, или даже в большей степени, параметр - это то, что меняется, причем с точки зрения языка неважно, меняется ли значение при переходе от одного объекта (носителя признака) к другому, или же значение меняется у одного и того же объекта при изменении каких-то условий, скажем, с течением времени.

Процесс же качественных изменений тоже может быть количественно определен и измерен посредством градации. В современной науке существуют различные концепции определения градации. А.В.Бондарко в «Теории функциональной грамматики» представляет семантическую категорию компаративности , синтезирующую семантику категорий качественности и количественности , то есть качество в его количественном проявлении. Это можно рассмотреть в словах-аффективах : «...и над землей - покой, безмерный и великий » ( В.Тушнова ). « Уникальная память и безмерная жажда знаний - в сочетании творили чудеса» (С.Довлатов). «Он сам в расстроганности об этом рассказал, но просил под страшной клятвой, чтобы я никому не говорила» (Л.Петрушевская). «Но смеялись мы страшно , качались на этих земляных валах, облепленные глиной, как-то спелись» (Л.Петрушевская). В значение выделенных слов входит сема «очень», то есть заявленный признак взят в самом крайнем своем проявлении, в самой большей степени.

С.М.Колесникова трактует градацию как семантическую категорию, И.Г.Милославский как эксплицитное и имплицитное градуирование и не относит степени сравнения к морфологическим категориям. Но все исследователи отмечают принцип движения от внеязыкового (философского, «мыслительного», понятийного) содержания к языковому воплощению. Поэтому можно представить градационную шкалу признака «величина» следующим образом:

- Pol min - [ (+/- Pol ) med ] - (+ Pol ) max

маленький средней величины большой

близкий ни близкий, ни далекий далекий

мало ни много, ни мало много

рано ни рано, ни поздно поздно

Однако на этом процесс градуирования не останавливается. «Согласно общей закономерности, попадая на градуированную линейку, точечное значение растягивается и само становится измеримым» [4: 233] Здесь и появляется необходимость в интенсификаторе . Обозначенные антонимами полюсы градуированной шкалы вследствие такого «растяжения» сами поляризуются. Целостный, нерасчлененный со стороны количества признак маленький/близкий/мало /рано распадается на полярные зоны:

маленький
большой
очень маленький не очень маленький
не очень большой очень большой

Таким образом, возникает пятичленный градуальный ряд: очень маленький - маленький - нормальный/средней величины - большой - очень большой; очень близко - близко - нормально/средней дальности/ни далеко ни близко (так возникают для обозначения Pol +/- med фразеологические выражения) - д алеко - очень далеко; очень рано ( для Pol min фразеологизм ни свет ни заря ) /спозаранку / в самую рань - рано - ни рано, ни поздно / нормально - поздно - очень поздно . («Но говорить о том, что выполнили работу очень рано или просто рано , я бы не стал . Подрядчики выполнили работу до установленного срока »)

Интересным является то, что выразить ту или иную степень признака можно и беспредложно примыкающим родительным падежом существительного, называющего этот признак-параметр, в обязательном сочетании с согласующимся прилагательным, указывающим на его меру: предмет большого / очень большого / не очень большого веса, мальчик маленького / очень маленького / не очень маленького роста и т.п . Такие конструкции по содержанию имеют градационный характер именно потому, что в форме родительного падежа употребляется имя существительное, обозначающее «подвижный» качественный признак: вес или рост, большая группа мотивированных прилагательными существительных с общим значением ‘признак, проявляющийся в различной степени поддающийся измерению'. Соответственно градационная шкала для таких конструкций будет выглядеть следующим образом:

большого
среднего
маленького
(роста/высоты и т.д.)
очень большого - не очень большого   не очень маленького - очень маленького

Наряду с наречием очень в языке функционируют и другие, осложненные различными дополнительными значениями и экспрессивно-эмоциональной окраской интенсификаторы , такие как необычайно, необыкновенно, на редкость и др., обозначающие ‘необычно, исключительно высокую степень признака'; безумно, поразительно, удивительно эмоционально выражают высокую степень признака; значение высшей степени экспрессивности оценки может передаваться интенсификаторами , осложненными значением отсутствия у говорящего средств для ее выражения: несказанно, невыразимо и др.

Необходимо отметить, что при усилении значения параметрической характеристики не встречаются интенсификаторы , содержащие отрицательную или положительную оценку, типа нестерпимо, невыносимо, чудовищно или блестяще, волшебно, гениально. Зато широко распространено употребление наречия крайне, указывающего на большую степень признака, переходящую в максимальность, и таких наречий, как безмерно, беспредельно, неизмеримо со значением отсутствия предела степени признака. Ю.Л.Воротников , рассматривая ряд наиболее типичных наречий, характеризующих ту или иную степень признака, пришел к выводу: «очень» указывает на большую степень, «слишком» - на чрезмерную, «совсем, совершенно» на полную степень проявления признака. Функционирование наречия «слишком» предполагает синтаксическую конструкцию «для кого / чего», и в данном случае степень качества не просто констатируется, а соотносится с необходимой для кого / чего (для совершения какого-то действия) мерой («А горбовик отцов где? - Он слишком большой» В.Распутин. «Юлиан был ребенок тощий, худенький, бледный; лицо некрасивое и неправильное; волосы жесткие, гладкие и черные, нос слишком большой; нижняя губа выдающаяся» Д.Мережковский). В этом случае можно говорить об особом модусе степени качества. По мнению Е.С.Яковлевой , осложненные различными семантическими особенностями интенсификаторы обладают свойством модальной отмеченности , «их употребление ограничено условием опытного знакомства говорящего с предметом речи», - степени достаточности, представляющую меру признака в соотнесении с какими-либо небходимыми параметрами. И в речевой ситуации может проявиться минимальная степень признака как достаточная («Хоть бы уж мелкий дождь прошел!»), а очень высокая степень как недостаточная («Эта доска очень длинная, но и ее для крыши не хватит»). В связи с подобными ситуациями Н.Д.Арутюнова отметила окказиональные нормы «на случай».

Таким образом, мы видим, что в интенсификаторах совмещается две функции: обозначение объективной степени признака относительно нормы и выражение субъективного впечатления от него. Следовательно, интенсивность рассматривается как семантическая категория, сущность которой заключается в усилительности или выражении дополнительной количественной характеристики. «Репертуар интенсификаторов » в русском языке велик: усиление, увеличение признака предмета, явления, события может выражаться на разных языковых уровнях (на фонетическом - при помощи интонации ма-а-ленький гном , на морфемном - высоченная гора, наиглубокие озера - при помощи аффиксов, на лексическом - при помощи интенсификаторов очень / необыкновенно / чересчур и др . большой и синтетически - определенными компонентами семантической структуры слова огромный / громадный, на синтаксическом - при помощи устойчивых синтаксических конструкций, в которых важную роль играют частицы большой, аж сто метров!), называемые ими оттенки значений чрезвычайно разнообразны и недостаточно изучены, хотя привлекали внимание многих исследователей. Рассмотренный нами языковой материал показал, что в целях интенсификации параметрических характеристик наиболее частотными в употреблении являются лексические интенсификаторы , а среди них - наречие очень . Часть интенсификаторов , представленных в словарях, не встречается в параметрической информации: невыразимо, чертовски и др. Оценочность и экспрессивность при интенсификации количественной характеристики, что заложено в значении подобных слов, - это уже другой разговор.

Литература

  1. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. – М., 1974.
  2. Апресян Ю.Д. Синтаксические признаки в модели языка (на материале одного класса атрибутивных конструкций) // Вопросы кибернетики. Прикладные аспекты лингвистической теории. – М., 1987.
  3. Арутюнова Н.Д. Аксиология в механизмах жизни и языка. // Проблемы структурной лингвистики. – М.,1984.
  4. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. – М., 1988.
  5. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. – М., 1955.
  6. Бондарко А.В. Функциональная грамматика, Л: 1984.
  7. Бондарко А.В. Функциональная модель грамматики ( теор . основы, итоги и перспективы). // Язык и речевая деятельность, т. 1, М ., 1998.
  8. Вежбицкая А. Сравнение - градация – метафора. // Теория метафоры – М., 1990.
  9. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985.
  10. Воротников Ю.Л. Степени качества в современном русском языке. – М., 1999.
  11. Городецкий Б.Ю. Термин и его лингвистические свойства. // Структурная и прикладная лингвистика. - Вып . 3 – М, 1987.
  12. Категория количества в современных европейских языках. В.В.Акуленко , С.А.Швачко , Е.И.Букреева . - Киев, 1990.
  13. Кнорина Л.В. Металексика и ситуативная классификация д-й в тексте // НТИ, сер. 2 - 1993, №3.
  14. Колесникова С.М. Семантика градуальности в современном русском языке и способы ее выражения. – М., 1988.
  15. Сепир Э. Градуирование . Семантическое исследование.// Новое в зарубежной лингвистике. - Вып.16 – М.,1985.
  16. Теория функциональной грамматики: Качественность. Количественность . - Спб , 1996.
  17. Уфимцева А.А. Роль лексики в познании человеческой деятельности и в формировании языковой картины мира.//Роль человеческого фактора в языке . я зык и картина мира. - М: 1998.
  18. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (Модели пространства, времени, восприятия). – М., 1994.