С.Н. Гафарова

Рецензия на работу Михалёвой О.Л.
Политический дискурс как сфера реализации манипулятивного воздействия: монография. – Иркутск: Иркут. ун-т, 2005. – 320 с.

Книга представляет собой выполненное на высоком профессиональном уровне системное лингвистическое исследование одного из активно функционирующих дискурсов – политического.

Прежде всего автор предлагает обзор взглядов на феномен дискурса. Существующие разнообразные и порою разноречивые представления о дискур­се подвергнуты систематизации, упорядочены по направлениям, прояснена терминология, что придаёт данному фрагменту работы самостоятельную ценность.

Автор склоняется к когнитивному пониманию дискурса в целом, и политического дискурса в частности, как вербализации определённой ментальности.

Охарактеризована когнитивная модель, лежащая в основе политического дискурса, на большом фактическом материале выявлены и описаны системообразующие компоненты последнего (цель общения, коммуникативный ранг участников общения, способ общения).

Несомненным достоинством работы является развёрнутое описание трёх основных стратегий, составляющих специфику политического дискурса: 1) стратегии на понижение , которая мотивирована ориентацией на коммуникативную позицию прямого адресата – политического соперника – в условиях вербального агона, 2) стратегии на повышение , определяемой актуализацией коммуникативной позиции автора политического текста, целевой предопределенностью коммуникативного положительного выделения первого субъекта, и 3) стратегии театральности , формируемой ориентацией на адресата-наблюдателя. Раскрыты и комплексы тех тактик, в которых реализуется каждая из них [стратегий]. Так, например, для стратегии театральности характерны, по наблюдениям автора, тактики побуждения, кооперации, размежевания, информирования, обещания, прогнозирования, предупреждения, иронизирования, провокации . Автор также последовательно раскрывает общее коммуникативное свойство агональности, обнаруживаемое в политическом тексте.

Вторая глава книги посвящена описанию лингвокогнитивных механизмов манипулирования. Отправной точкой в этой части работы служит, прежде всего, сам феномен манипуляции, определена социальная и психологическая сущность манипулятивного воздействия, его коммуникативно-прагматические особенности, а далее представлены семантические, лексические, морфологические и синтаксические средства, вовлечённые в этот коммуникативный процесс и оределяющие его языковое существо в сфере политического дискурса, эксплицирован “манипулятивный потенциал”, заключённый в каждом из описываемых средств.

Автор приходит к такой трактовке манипуляции: “Манипуляция – это вид психологического воздействия, направленного на побуждение адресата к совершению определённых манипулятором действий в результате скрытого внедрения в психику объекта целей, желаний, намерений, установок, отношений, не совпадающих с теми, которые адресат мог бы сформировать самостоятельно” (с.171).

К наиболее показательным можно отнести следующие результаты, полученные автором. Базовым противопоставлением в политическом дискурсе является оппозиция “свои – чужие”, поскольку она выступает организующим началом и обнаруживает себя, что аргументированно доказано автором, на разных языковых уровнях. В частности, например, в лексике имеются “специализированные вербальные знаки интеграции” (вместе, все, единый, союз, объединение), вокативы, содержащие коннотативный компонент “я – свой” (друзья, соотечественники, товарищи, дорогие друзья), прагмемы (пособник – подвижник). По мнению автора, подобные лексемы “…с максимальной отчётливостью выражают специфику концептуализации мира говорящим и способствуют внедрению в сознание слушающего желаемого образа действительности” (с.174).

На морфологическом уровне самым частотным средством воплощения данной базовой оппозиции служат личные и притяжательные местоимения, “способные становиться выразителем разнообразных общественно-политических и социокультурных смыслов” (там же). Возможность манипуляции обеспечивается возникающей функциональной омонимией (например, случаи употребления разных мы – инклюзивного и мы – эксклюзивного и т.п.).

На синтаксическом уровне активно в манипулятивных целях используется изменение коммуникативного фокуса (и, как следствие, фокуса эмпатии) за счёт помещения участника в центр или на периферию диатезы, выведения его за кадр или полной элиминации .

Большое место отведено в книге описанию особенностей функционирования метафоры как одного из наиболее эффективных средств манипулирования сознанием.

Детальностью описания характеризуется и часть работы, посвящённая рассмотрению манипулятивного потенциала приёмов, эксплуатирующих неявную информацию. Как обнаруживается, маскировка ассерции под пресуппозицию и использование импликатур является действенным способом навязывания адресату представлений о действительности, имеющихся у говорящего. Особыми же потенциями манипуляции обладает, как показано в работе, прием межфреймового перехода, позволяющий осуществить незаметный для слушателя переход от одного концепта к другому за счёт наличия общего слота и тем самым дающий возможность говорящему представить свою позицию, отстранившись от идеологии, скомпрометировавшей себя в общественном сознании.

Завершается книга образцом комплексного текстового дискурс-анализа, демонстрирующего его [анализа] возможности как метода лингвокогнитивной интерпретации текста.

Из отзывов, полученных на работу:

Кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии Новосибирского государственного технического университета О.П. Сологуб :

«…данное описание органически входит в парадигму современной антропоцентрической лингвистики. …Раскрытие языкового механизма манипуляции с позиций когнитологии и его конкретный лингвистический анализ с применением дискурс-анализа – несомненное достижение в теории и практике анализа речевого поведения с использованием манипулятивных приемов. …именно системность и целостность являются главными достоинствами … исследования. … Анализ текстов, произведенный О.Л. Михалевой с применением дискурс-анализа, отличается глубиной, тонкостью, достоверностью и убедительностью; он может считаться образцом конкретного лингвокогнитивного анализа текста вообще и относящегося к политическому дискурсу, в частности. …Несомненным достоинством рецензируемой работы является раскрытие языковых средств манипулятивного воздействия как репрезентации специфических когнитивных структур, к чему исследователи ранее не обращались».

Зав. кафедрой теории и практики межкультурной коммуникации, директор центра коммуникативных технологий Волгоградского института бизнеса, доктор филологических наук, профессор М.Р. Желтухина:

«…исследование характеризуется оригинальностью, самостоятельностью, значительной теоретической значимостью, практической ценностью и перспективностью. …Впервые предпринята попытка лингвокогнитивной интерпретации политического дискурса с по­мощью метода дискурс-анализа. …Необходимо подчеркнуть методологическую и теоретическую компетенцию исследователя».

Зав. кафедрой английской филологии Волгоградского государственного педагогического университета, доктор филологических наук, профессор В.И.Карасик:

“Теоретическая значимость данной работы заключается в том, что это исследование вносит определённый вклад в развитие теории дискурса, лингвопрагматики, когнитивной лингвистики, уточняя характеристики манипулятивного воздействия в политическом дискурсе. Работу О.Л.Михалёвой следует признать ценной и в практическом отношении: результаты этого исследования должны найти применение в курсах риторики, стилистики русского языка и культуры речи, в спецкурсах по теории дискурса, психолингвистике, прагмалингвистике, а также могут быть полезны специалистам по связям с общественностью и журналистам».

Доктор филологических наук, профессор кафедры языкознания Волгоградского государственного педагогического университета Е. И. Шейгал:

«…исследование О.Л. Михалевой является актуальным и новаторским, поскольку подходит к изучению данного феномена [манипулятивного воздействия] с позиций когнитивной лингвистики».

Доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, к.и.н. С.Ф. Шмидт:

«Наиболее новаторским, с нашей точки зрения, следует признать следующие компоненты работы Михалёвой О.Л. Во-первых, это рассмотрение дискурса как стратегии «социального программирования» и одновременно как пространства многосторонних коммуникационных взаимодействий. Во-вторых, анализ трёхсторонней структуры политических коммуникаций. В-третьих, это совершенно не банальные, свежие выводы о представленности в современном политическом дискурсе классических идеологических позиций «правых» и «левых». В-четвёртых, это анализ когнитивной природы манипуляций, способный обновить целый спектр наук – от политологии до психологии. В-пятых, просто впечатляет объём освоенного автором материала, который достаточно репрезентативен в отношении современной политики. …Объём привлечённой литературы, степень многообразия рассмотренных точек производят серьёзнейшее впечатление. Михалёва О.Л. демонстрирует высокую методологическую культуру, разностороннюю компетентность и столь необходимый современной российской науке междисциплинарный потенциал своего исследования».

Доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой общего, славяно-русского языкознания и классической филологии Томского госуниверситета Резанова З.И .:

«Современное государство не только осознало силу языкового воздействия на человека, но в определенной мере научилось использовать эту силу, направляя ее как некое неявное орудие на современного человека, не осознающего себя объектом языковых манипуляций. Механизмы такого манипулирования применяются и отрабатываются прежде всего в политической и торговой рекламе, в других сферах политической и государственной коммуникации. Все это ставит перед обществом социально важную задачу выявления способов манипулирования человеком с помощью скрытых технологий, в которых язык выступает в качестве важнейшего инструмента воздействия на человека, воздействия, осуществляемого вне его (человека современного общества) сознательного контроля. …исследования такого рода обретают в современной общественно-языковой ситуации не только теоретическую, но особую прагматическую значимость. …Новизна результатов работы О.Л. Михалевой заключается в той целостной концепции, которой удалось выстроить автору, в особой конфигурации смыслов и идей, которые базируются на точно выбранном основании анализа. Таким основанием в работе являются теоретические основы и приемы дискурсивного анализа. …Замечательным признаком работы является, на наш взгляд, сочетание в ней аналитической части, в которой представлено описание отдельных приемов, тактик, стратегий, проиллюстрированных текстовыми фрагментами, и части «синтетической» – раздела тестового описания с использованием приема дискурс-анализа. Этот раздел является завершающим, аналитически вычлененные в предыдущих разделах языковые приемы осуществления прагматических целей рассматриваются в целостных текстах в многообразии их внутритекстовых связей, в направленности на решение конечной цели через опосредствование частными. …Подобное завершение текста является и доказательством того, что модель, представленная в предыдущих разделах, является «работающей», результативной, доказательством несомненной не только теоретической, но и практической значимости данного исследования».