С.С.Аксёнова

Неизменяеме существительные на -(Т)О и морфологическая система русского языка

Как известно, изменение имен существительных по падежам составляет необходимый компонент морфологической системы флективных языков. Формы склонения образуют словоизменительную парадигму имени существительного как совокупность противопоставленных друг другу падежных словоформ одной лексемы с парадигматической меной флексий. Изменяемость имени существительного по падежам и многотипность склонения – типологическая черта морфологического строя флективных языков, в том числе и такого языка, как русский.

Между тем в современном русском языке (СРЯ) выделяется целая группа морфологически неизменяемых имен существительных. В ряду таких фактов языка оказались существительные среднего рода на -(т)о, типа : вето, гетто, либретто, лото, магнето, манто, монисто, пальто, плато, сальто, фото, эсперанто и др.

Будучи по происхождению разновременными заимствованиями из различных европейских языков и образуя в словаре ограниченную группу, эти существительные представляют заметное явление в современном русском языке своей неизменяемостью, неподчиненностью законам русского языка, сохранением ими при употреблении в чужом языке режима экстерриториальности [Мучник 1971: 256].

Привнесенная в русский язык извне и сохраненная в речи носителей литературного языка неизменяемость этих существительных стала осознаваться как особая морфологическая норма, строго обязательная для всех говорящих на русском языке.

Бытует мнение, что сохранение неизменяемости несклоняемых существительных в русском языке поддерживалось экстралингвистическими обстоятельствами – условиями формирования формы языка, в частности, тем, что формирование русского литературного языка протекало в среде высших слоев общества, относящихся с особым уважением к западноевропейской культуре. Поэтому, будучи языком, «офранцузившегося» высшего общества, русский литературный язык был подвержен западному влиянию. Он легко воспринимал иностранное слово и окружал его особой почтительностью. До сегодняшнего дня сохранилось это почтительное отношение к заимствованному слову [Мучник 1971: 256]. Более того, подобное отношение к заимствованиям стало определяющим, характеризует оно и такую специфическую черту литературного языка, как намеренное сохранение заимствований в состоянии полной неизменяемости [Мучник 1971: 258].

При всей важности указанного выше внешнего фактора неизменяемости данных существительных не следует все же упрощать проблему; необходимо найти более серьезные объяснения факту сохранения несклоняемости этих имен существительных в русском языке. Во всяком случае, не стоит забывать, что заимствованные имена существительные, в том числе на -( т)о, выдерживая свою неизменяемость в рамках литературного языка, не только остаются именами, диссонирующими с основной массой имен существительных, но и являются прямыми отклонениями от системно-регулярных грамматических оснований [Трудности словоупотребления 1974: 6] современного русского языка. И поскольку ничто в языке не может быть понято и объяснено без учета его системности, необходимо осмыслить, как строятся отношения между неизменяемыми существительными и самой системой именного словоизменения в современном русском языке.

Изучение иноязычных слов с точки зрения их взаимоотношений с системой заимствующего языка тем более актуально, что процесс перехода элементов одного языка в другой связан в конечном итоге с включением (или невключением) этих элементов в систему воспринимающего языка.

На первый взгляд может показаться, что ввиду своей неизменяемости по падежам слова иноязычного происхождения на -(т)о выходят за пределы морфологической системы, которая как раз и предписывает существительному иметь парадигму противопоставленных друг другу, различающихся между собой падежных словоформ. Системой склонений современного русского языка предлагается несколько регулярных моделей (типов) изменения по падежам, и каждый тип характеризуется определенным набором противопоставленных внутри парадигмы словоформ, количеством их в парадигме. Неизменяемые существительные на -(т)о иноязычного происхождения все еще не включились ни в одну из существующих в современном русском литературном языке типовых парадигм склонения и не получили способности иметь падежные окончания.

Однако исключение неизменяемых существительных из морфологической системы было бы неоправданным, так как не отвечает реальному положению дел.

Эти слова иноязычного происхождения при освоении их носителями русского языка не вошли ни в одну из существующих в языке регулярных парадигм склонения, но включились в родовую классификацию, выступая в языке как существительные среднего рода. Закрепление за неизменяемыми существительными на -(т)о среднего рода отвечает правилам распределения существительных по родам в современном русском языке: изменяемые неодушевленные существительные в нем преимущественно относятся к среднему роду. Установление родовой принадлежности свидетельствует о том, что неизменяемые иноязычные слова на -(т)о , по сути дела, выполнили одно из требований морфологической системы: чтобы стать ее элементом, необходимо, в первую очередь, определиться по роду – связать себя с одним из родовых классов.

Более того, отнесение неизменяемых существительных к одному из родовых классов имеет важные языковые последствия для данных имен. Связанная с распределением имен по группам (классам) на семантическом основании различия по полу, достаточно размытом в настоящее время и представленном только в части существительных (названия людей и некоторых животных), категория рода является характерной чертой грамматического строя индоевропейских языков. Она, пронизывая всю морфологическую систему существительного и охватывая существительные РЯ вне зависимости от того, имеют они окончание или нет, становится морфологическим признаком, определяющим системные свойства существительного.

Как существительные среднего рода, эти слова пополнили класс существительных этого рода и, следовательно, получили полную возможность морфологического уподобления склоняемым существительным русского языка, входящим в этот класс, – включиться в синтаксические и парадигматические отношения с другими словами системы, определиться с парадигмой склонения и др.

Использование неизменяемых существительных в речи показывает, что эти существительные осознаются носителями языка как элементы морфологической системы.

Ввиду того что род – одна из разновидностей согласовательных классов, определяющая в русском языке согласовательные свойства существительного в предложении и в словосочетании, с помощью категории рода и через эту категорию неизменяемые существительные оказываются втянутыми в синтаксические отношения с другими словами, в частности, с согласуемыми с данными существительными. Рассмотрим словосочетания:

холмистого плато, которое…
детскому лото, которое…
в негритянском гетто, которое…

Несмотря на неизменяемость существительных на -(т)о, прилагательные, которые характеризуют существительные плато, лото, гетто , находятся с существительными не только в отношениях смыслового, но и синтаксического согласования. Отнесенность существительных к среднему роду определила выбор носителем языка словоформ с окончаниями -ого, -ому, -ом, а не тех, которые используют существительные ж.р.[1] Сравним:

Она была в новом пальто.

Она была в новой пальто.

Последнее предложение воспринимается как неправильное, потому что нарушено согласование по роду.

Отсутствие у существительных морфологических средств выражения категории рода (в виде падежных окончаний) компенсируется синтаксически – формами согласуемых слов.

В способности категории рода существительного иметь не только морфологические средства выражения, но и синтаксические, что и помогло неизменяемому слову включиться в речевую цепь, отразилось такое свойство русского языка, не чуждое его морфологической системе, как аналитизм, который расширил возможности синтагматического строя и системы языка.

Само использование неизменяемых существительных в речи говорит не просто об известной степени освоенности данных существительных в языке, но о том, что неизменяемые существительные включились в синтагматические (сочетательные) и парадигматические (заместительные) ряды с изменяемыми словами.

Так, приведенные выше неизменяемые существительные выполнили не только синтагматическое правило системы, разрешающее сочетание с прилагательным, но и, не имея падежно-числового показателя, «подсказали» носителю языка выбор согласуемой словоформы прилагательного. Это стало возможным благодаря парадигматическому взаимодействию неизменяемых существительных с близкими предметно-понятийными изменяемыми существительными. Последние образуют тот фон, который обусловливает выбор нужной словоформы имени прилагательного.

В таком случае возможны замещения изменяемыми существительными того же рода:

монисто – ожерелье, кольцо, украшение;
плато – поле, болото;
манто, пальто – платье, одеяние и т.д.

Или это замена существительными, близкими к неизменяемому и отнесенностью к тому же типу склонения и той же предметно-понятийной области:

вето – запрет
фото – снимок
эсперанто – язык
сальто – прыжок и т.д.

Помимо субституции, согласованию прилагательного с неизменяемыми существительными в предложении способствует то обстоятельство, что неизменяемые существительные не просто включаются в синтаксическую цепь, а появляются в составе каких-либо имеющихся в языке синтаксических конструкций.

К примеру, приведенное ранее предложение Она была в новом пальто представляет известную в языке конструкцию «быть + в + существительное в предложном падеже», обозначающее предмет, «который облекает кого-, что-л.» [Словарь русского языка 1985].

Сравним: Она была в новом платье.

Она была в новом пальто.

Указанное значение выражается в первом предложении с помощью глагола быть , окончания существительного и предлога в , имеющего этимологическое значение ‘внутри'. Введение в конструкцию неизменяемого существительного пальто не меняет общего смысла конструкции, в ней без опоры на окончание реализуется то же значение, которое выражалось в первом предложении. Связано это с тем, что позиция, которую занимает существительное, конструктивно обусловлена: она всегда требует предложного падежа.

Следовательно, не имеет значения, выражен предложный падеж флексийно или нет. Согласуемое слово будет употреблено в конструктивно обусловленном предложном падеже.

Использование предлогов в качестве аналитического морфологического средства, проясняющего падеж неизменяемого существительного, – явление частое, но не обязательное. Рядом со словосочетаниями типа пришить пуговицу к новому пальто, отказаться от нового пальто, проблемы с новым пальто соседствуют беспредложные словосочетания радоваться новому пальто (платью), довольна новым пальто (платьем), не иметь нового пальто (платья).

Однако как в предложном, так и в беспредложном употреблении неизменяемых существительных их синтаксический падеж «задается» субституционно или с помощью синтаксической конструкции, в которой главную роль играет управляющее именем слово, т.е. синтагматически или парадигматически.

Как следует из сказанного, неизменяемые существительные иноязычного происхождения на -(т)о можно характеризовать как частично вписанные в морфологическую систему современного русского языка и поддерживаемые ею с помощью различных языковых средств всем грамматическим строем языка.

Неподчиненность существительных на -(т)о системному правилу русского языка изменяться по падежам имеет свои причины и кроется в такой морфологической особенности русского словоизменения, как консонантность конечного звука основы, появившейся в русском языке еще в праславянские времена и сменившей праиндоевропейский вокализм конечного звука именной основы.

Основы неизменяемых слов на -(т)о оканчиваются на гласный: вето, лото, пальто и т.д.

В некоторых славянских языках, например в сербо-хорватском, система языка позволяет присоединять к основе на гласный падежные окончания [Мучнин 1971: 254]:

депо, депоа , депоу , депоом

В русском языке окончания могут присоединяться только к основам на согласный. Поэтому, чтобы неизменяемые существительные смогли изменяться по падежам, должны быть преодолены проблемы морфемного шва между основой этих существительных на гласный звук и именной флексией.

В современном русском языке, в сфере просторечия, носителями языка предложено решение этой проблемы. По аналогии с изменяемыми существительными среднего рода ( лето, сито, болото, место, окно, кольцо, село и др.) с учетом флективности русского языка конечное о стало осознаваться как о – окончание И.-В.п. ед.ч.

Ввиду этого при образовании новых слов в литературном языке существительных конечное О , видимо, стало отбрасываться; как это делается у изменяемых существительных:

либретто – либреттист;

эсперанто – эсперантист, эсперантка;

пальто – пальтецо, пальтишко, пальтовый.

А при употреблении в просторечии иноязычные слова на -(т)о стали изменяться по падежам по типу существительного село , например: пальто – в пальте – за пальтом – польта – в польтах.

Словари фиксировали как ненормативные склоняемые формы ( пальта, в пальте, польта, польт ), отраженные в художественной речи:

В прошлом году в эту пору без польт ходили (К.Симонов).

И в этом нарядном пальте никому не нужна! (И.Тургенев).

Я, Тоня, на работу устроилась… польта выдавать (В.Лихоносов) [Трудности словоупотребления 1974: 310].

Изменению по падежам подвергаются отдельные несклоняемые существительные. В рассматриваемой группе несклоняемых существительных на -(т)о стало изменяться по падежам только существительное пальто . Изменение по падежам существительного пальто отвечает системе русского именного склонения и отражает тенденцию к морфологическому освоению заимствованного слова, т.е. к включению заимствованных слов в действующую систему склонения, к последовательному превращению неизменяемых слов в изменяемые.

Однако и подвергая изменению по падежам неизменяемые существительные, носитель языка действует в рамках законов и правил морфологической системы русского языка, так как применяет такой инструмент морфологической системы, как аналогия.

Подводя итоги, отметим следующее.

  1. Функционирование в современном русском языке существительных на -(т)о как неизменяемых отражает сложность вхождения заимствованных слов в морфологическую систему.
  2. Рассматривая иноязычные существительные на -(т)о как элементы, встраивающиеся в морфологическую систему русского языка, следует иметь в виду неполноту осуществления ими принципов системности в силу определенных обстоятельств, связанных с особенностями словоизменения.
  3. Наметившееся развитие этих существительных в сторону изменяемости по падежам как реализация их системности все еще не стало нормой языка, так и ограничилось сферой просторечия, не затронуло всего массива данных слов, в том числе и по причине их функционально-стилистической ограниченности.
  4. Представляя собой один из начальных этапов системного освоения, неизменяемые слова на -(т)о группируются внутри морфологической системы, по справедливому замечанию исследователей, в особую подсистему, построенную по принципу сохранения неизменяемости.

ЛИТЕРАТУРА

[1] То, что согласование идет по ср.р., а не по м.р., с которым у существительных ср.р. общее склонение, показывает местоимение которое.